Чистые деньги

Чистые деньгиВ примитивных обществах деньги как символы существуют сами по себе и имеют священный характер, в отличие от других профанических вещей. Вот вопрос из истории Библии: все знают, что Иисус Христос призывал изгнать торговцев из храма; чем торговали эти люди в храме в те древние времена? Дело вот в чем — человек, направляющийся в храм, как правило, должен был принести в жертву богам какое-нибудь животное, его надо было купить, но не против этого выступал Христос; оказывается, купить жертвенное животное можно было только на особые священные деньги — вот менялы и занимались обменом профанических обычных денег на священные, чистые деньги, их-то и гнал Христос из храма. Итак, этот священный характер денег проистекал из денег как средства обмена с богами, жертва богам была платой за то, что хорошего происходит в этой жизни с человеком. Деньги и опосредовали этот обмен с богами.

Маркс был одним из первых, кто раскрывал символический и мифологический характер денег в капиталистическом обществе. Он считал, что деньги и сегодня имеют мифологический характер — это и есть истинный бог капиталистического общества, которому все поклоняются. Ключевым символическим моментом денег является эквивалентная форма стоимости, или знаковое средство эквивалента в меновых отношениях. В способности эквивалента выражать стоимость товаров заключается ее таинственность для человеческого мышления. То, что стоимость одного товара принимает вид другого, создает видимость каких-то сверхъестественных качеств второго предмета, заключающихся в способности придать первому предмету стоимость. Это основывается на иллюзии, что всякий предмет обладает формой эквивалента независимо от менового отношения и вне его. В действительности стоимость не возникает в меновом отношении и его формах. Здесь стоимость лишь выражается, получает свою форму, причем форму превращенную, искажающую ее сущность. Участникам же обмена представляется, что товар, превращаясь в процессе обмена в деньги, тем самым приобретает стоимость, ходя на самом деле он приобретает лишь специфическую форму стоимости.